СМИ для Одессы

Люди

Социальное предпринимательство, которое способно изменить все

60
0
0

Несколько лет назад один из лидеров Impact Hub Odessa Александр Славский впервые узнал о социальном предпринимательстве. С тех пор в течение пяти лет он поддерживал и развивал образовательные и финансовые программы, которые помогают украинским предпринимателям максимально эффективно справляться с решением важных общественных проблем. Чтобы больше людей узнали об ответственном бизнесе, Александр решил принять участие в всеукраинском проекте Нові лідери, в котором эксперты из разных общественно-значимых сфер представляют и популяризируют одну из актуальных сфер, помогающую решить ту или иную общественную проблему. Александр рассказал Odessa.Pub, почему важно говорить о социальном предпринимательстве и чем украинский опыт отличается от других стран.

Александр Славский
Начало работы

В июле 2013 года я пришел работать в Impact Hub Odessa. Тогда социальное предпринимательство было для меня сказками из далекого зарубежья. Постепенно я начал ездить и смотреть на его реализацию в разных странах. Так я понял, что, во-первых, многие социальные проекты уже есть – часто их делают католические фонды и организации. Они традиционно что-то продавали: вино, хлеб, даже реабилитационные центры у них построены на труде тех, кому они помогают. Во-вторых, я посмотрел насколько социальное предпринимательство может менять мир вокруг вообще полностью. Так я постепенно вовлекся, начал больше о нем рассказывать. В Impact Hub Odessa мы сделали несколько программ и академий, которые обучали социальному предпринимательству желающих одесситов или вынужденных переселенцев. За это время появилось около 120 действующих бизнесов с разной степенью социального компонента.

Мировой опыт

В каждой стране своя специфика. Например, в России большинство проектов социального предпринимательства так или иначе поддерживаются государством или глобальными корпорациями. Поэтому там такие инициативы носят очень демонстративный характер: о них много снимают сюжетов на телевидении, но это не делает их эффективными. Иначе в Германии, где много проектов связаны с добрососедством, с органическим фермерством. В Испании социальное предпринимательство называется солидарной экономикой – это о том, что я покупаю экологичный шоколад, и что на всей цепочке производства все получили справедливое вознаграждение. И такая покупка – моя социальная ответственность. В США такие проекты выглядят более предпринимательскими, чем в Европе, где они более веселые: ты заходишь в бар выпить пива и доход от этого идет на поддержку веганства и в помощь животным. Это просто и весело.

Бар в Лондоне

Уровень осознанности

В Европе потребители куда более осознанны, чем у нас. В Украине большинство людей покупают те или иные товары потому что они более дешевые. Там же ты можешь позволить выпить пиво не за 6 фунтов, а за 7, зная, что два из них пойдут на поддержку движения веганства. И ты выбираешь это сознательно, зная об этих ценностях, в то время как большая корпорация, возможно, вообще ничего полезного не делает. Само общество очень давит на коммерческие проекты своим выбором, чтобы они становились социальными. У нас такого еще нет.

Этичные методы

В Украине есть 5-10 веселых, крутых, популярных проектов. Часто инициируют их какие-то благотворительные фонды. Но чаще социальные проекты не о позитиве или веселье потому что им нелегко. Например, мало кого волнует, что Impact Hub Odessa 70% своих услуг предоставляет социальным проектам бесплатно. Социальные проекты вынуждены конкурировать ценой, а не смыслом. Станет резко лучше, когда будет конкуренция именно смыслов. Потому что в тот момент, когда начнешь платить чуть больше любому социальному предпринимательству, оно будет ответственным перед тобой за поддержку того или иного проекта.

Питчинг социальных предпринимателей

В Украине главные проблемы социальных предпринимателей – экономические и вопросы сообщества. Законодательство не знает, что такое «социальное предпринимательство» и, возможно, это к лучшему – дополнительное регулирование от государства скорее всего сделает хуже. С другой стороны, у нас плохое законодательство для предпринимателей в целом из-за миллиона контролирующих и проверяющих органов. Если обычный предприниматель, не содержащий социальной нагрузки, может решать возникающие проблемы, дав взятку проверяющим органам, то для социального предпринимателя это большая проблема – он не может сказать, что потратил ваши деньги на взятку, например, пожарным. Ведь из-за неэтичного формата бизнеса он потеряет сообщество и часть клиентов. Мало того, что такой бизнес несет социальную нагрузку, он еще и должен действовать этичными методами.

Хакатон социальных предпринимателей

Другой пример – городское пространство 4City, в создание которого вложили по $1 000 больше 250 основателей. Если в обычном бизнесе ресторатор делает заведение таким, каким хочет, то тут есть определенное сообщество, которое решает проблемы вместе. Это сложно, ресурсоемко, это долгий процесс с этичными методами переговоров. Возможно, подобному социальному предпринимательству нужны льготы, но гораздо большую роль сыграет общая культура договариться, обсуждать и решать проблемы вместе.

Ценность кадров

В социальном предпринимательстве сотрудники получают в среднем меньше, чем их коллеги в бизнесе на аналогичных должностях. При этом они должны быть куда более квалифицированными, выполняя одинаковую работу. Например, ресторатор в 4City должен не только управлять рестораном, но и коммуницировать с 270 людьми, рассказывать про социальную миссию и делать еще миллион вещей, которые в бизнес-проектах он делать не должен. В таком предпринимательстве ты должен делать больше, но за меньшую сумму.

При этом такая ситуация не только в Украине. Но в других странах это норма – там очень много людей хотят делать мир вокруг лучше, для них это служит основной целью их жизни или периода времени, когда есть возможность уделить время не очень высокооплачиваемой работе, но с большим влиянием от нее просто потому, что ты хочешь изменить что-то. Сейчас в США в социальных проектах процент, который тратится на администрирование, а с ним и на зарплаты, равен примерно 20%. Аналогичный процент и в Украине. Я смотрел исследование, в котором шла речь о том, что, если его увеличить до 30%, то проекты смогут сразу же привлекать на порядок лучше специалистов и это даст весомый толчок для развития всей отрасли. Как минимум в проекте будет уже не один человек, а команда, с которой можно сделать гораздо больше, быть более эффективным.

Новые лидеры

Сейчас в Одессе и в других городах есть несколько проектов социального предпринимательства. Я хочу, чтобы таких инициатив стало больше, а для этого важно, чтобы о таком явлении узнало больше людей. Я создал группу в соцсети и сайт, чтобы каждый, кто хочет реализовать социальное предпринимательство, мог оставить свою заявку для консультаций. Ведь сейчас есть много тренеров, которые открыты к тому, чтобы ездить и рассказывать о социальном предпринимательстве на разных условиях. Им не обязательно платить большие гонорары. Иногда достаточно компенсировать проезд, проживание и питание. Организовать такой тренинг, например, в Бердичеве составит до 2 000 грн. Почему бы не собрать на краудфандинге 200 000 грн, чтобы провести 100 таких встреч? Важно только, чтобы люди были открыты к этим проектам, идеям и возможностям. Чтобы возникло инициативное сообщество. Оно может быть в каждом городе, чтобы не надо было ехать, например, из Николаевской области в Одессу, чтобы получить необходимую консультацию, а сделать это в своей области или районе. Очень важно, чтобы было свободное распространение информации. В Украине действительно много программ и возможностей для социального предпринимательства, но ими пользуются одни и те же люди.

Нові лідери

Кроме того, чтобы больше людей узнали о таком явлении и о его возможностях менять мир, я решил принять участие в проекте «Нові лідери». Если я дойду до финала и получу 1 млн грн, я думаю, что 80% от этой суммы направлю на создание Impact-инвестиционного фонда. Чтобы в него могли обратиться проекты за финансовой поддержкой для старта в обмен на долю в бизнесе или минимальный процент. Это поможет многим проектам запуститься – сейчас социальным предпринимателям доступ к деньгам практически всегда закрыт – все программы, которые дают деньги достаточно сложные. Это будет простой механизм поддержки для тех, кто уже что-то делает. Ведь социальное предпринимательство – это всегда про тех, кто готов делать прямо сейчас и брать на себя ответственность.

Нові лідери


Иллюстрации предоставлены Александром Славским.

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизироваться

Самое

обсуждаемое популярное читаемое